Архив новостей в сфере бизнеса:
Архив №1
Архив №2
Архив №3
Архив №4
Архив №5
Архив №6
Архив №7
Архив №8
Архив №9
Архив №10
Архив №11
Архив №12
Архив №13
Архив №14
Архив №15
Архив №16
Архив №17
Архив №18
Архив №19
Архив №20
 

Что делать белорусскому легпрому?

Сегодня белорусский легпром стоит перед дилеммой: сохранять рабочие места на неэффективных предприятиях и отчитываться о выполнении прогнозных показателей или отважиться на реформы, сделав безработными огромную армию людей. Запасы готовой продукции в отечественной легонькой промышленности оцениваются в настоящий момент в 240,5 млрд. рублей — 124,5% к среднемесячному объему производства. По данным Минстата, это самый высокий показатель среди всех промышленных отраслей. Доля убыточных предприятий в легпроме составляет 37,6%. Руководитель концерна "Беллегпром" Эдуард Нарышкин не устает говорить о необходимости системного реформирования отрасли и системных же мерах государственной поддержки. По его мнению, коль государство провозгласило социальный приоритет, то оно должно помогать его выполнять. И коль уж государство стремится сохранять рабочие места, то оно должно содействовать реализации продукции, на этих местах созданной.

При острейшей конкуренции на мировом рынке товаров легкой промышленности, в Беларуси, согласно постановлению правительства, доля товаров отечественного легпрома должна составлять не менее 70% в общем объеме розничного товарооборота магазинов, находящихся в ведении Минторга, Белкоопсоюза, областных и городских исполкомов. При этом белорусские магазины объемы этих квот исправно не выбирают. Здесь и низкий платежеспособный спрос, и низкое качество предлагаемой продукции.

По мнению Ярослава Романчука, руководителя научного исследовательского центра Мизеса, "директора предприятий легкой промышленности понимают, что если предприятиям не дать экономической свободы, не "расшить" долги и не снизить стоимость кредитных ресурсов, то завтра целые города превратятся в опасные территории без работы и денег. В этом плане Брестская, Витебская и Гомельская области находятся в зоне повышенного риска".

"Глава "Беллегпрома" утверждает, что предприятиям остро не хватает оборотных средств (более 65 млн. долларов), — говорит экономист. — Если учесть, что 20 тысяч рабочих уже сегодня являются "лишними", что местные бюджеты перекладывают на плечи фабрик отрасли содержание социальной сферы (более 8 млн. долларов затрат) и что более 40% имеющихся мощностей не используется, то перспективы кажутся весьма мрачными".

Легкая промышленность Беларуси создавалась в расчете на огромный рынок Советского Союза: из БССР экспортировалось более 60% продукции. Обладая такой производственной базой, отечественные "легковики" сегодня практически проиграли борьбу за рынки СНГ турецким, китайским, польским, российским производителям. Теряются позиции и на внутреннем рынке.

На 1 ноября текущего года запасы шерстяной ткани превышают среднемесячный объем производства в 4,5 раза; льняной — в 4,3 раза. Запас шелковых тканей составляет 111,9% среднемесячного объема производства, трикотажных изделий — 135,3%, чулочно-носочных — 177,7%, продукции швейной промышленности — 125,2%, обуви — 139%, ковров — 121,4%.

Рентабельность работающих в отрасли предприятий, как правило, невысока (рентабельность реализованной продукции составляет нынче 6,4%, рентабельность продаж — 5,3%), а то и вовсе отрицательная.

Основным внешним рынком для нас пока остается российский. "Пока у нас есть возможность экспортировать в Россию, мы должны ею пользоваться", — подчеркивает Эдуард Нарышкин. Между тем, четкое позиционирование и грамотное управление обеспечили компаниям самого российского легпрома хороший рост. Пример тому — компании "Глория Джинс", "Ralf Ringer", холдинг "Яковлевский", альянс "Русский текстиль", предлагающие сегодня вполне способный конкурировать с импортом продукт.

По данным Ярослава Романчука, начиная с 2000 года прибыль в белорусской легкой промышленности неуклонно снижается. "Сегодня с ностальгией вспоминается 1999 год, когда рентабельность реализованной продукции была аж 22,6%. В 2002 году она снизилась до 5%", — говорит эксперт.

Износ активной части основных фондов предприятий доходит до 82%. Ежегодно обновляется всего 2%, в то время как для простого воспроизводства необходимо 20%. Отрасль испытывает острейший инвестиционный голод. Как отметил эксперт, 95% инвестиций составляют собственные средства. "Если не остановить кризис легкой промышленности, то Брестская, Гомельская и Витебская области получат 50-70 тысяч безработных", — полагает Ярослав Романчук.

По мнению главы "Беллегпрома" Эдуарда Нарышкина, "административный ресурс (замена директоров предприятий) практически исчерпан, а индивидуальные льготы дают лишь разовый эффект". Тем более что, подчеркивает он, частный бизнес использует "серые" схемы реализации, уходит от налогов и потому предлагает куда более низкие цены. А белорусские предприятия, помимо прочего, обременены "социалкой", которая, в свою очередь, влияет на себестоимость продукции.

По словам Нарышкина, "главная причина спада производства — трудности сбыта вследствие низкой конкурентоспособности продукции, которая носит объективный характер и связана с технической отсталостью производства, а также с экспансией "серого" импорта и большой долей неорганизованной торговли (рынков) в общем объеме продаж товаров отрасли — более 35%". Одним из сдерживающих факторов развития экспорта, убежден он, является проблема количественного ограничения на поставку текстильных товаров в страны Европейского союза.

"А кто же мешает правительству проводить такую политику, чтобы Беларусь и в ВТО приняли, и в ЕС пригласили? Сидя за столом переговоров с европейскими партнерами, ведя полноценный диалог с МВФ, Всемирным банком, ПАСЕ и ОБСЕ, гораздо проще договориться об увеличении товарных квот для Беларуси, чем пытаясь построить социализм в отдельно взятой стране", — считает Ярослав Романчук.

Руководители же российских компаний, которые зачастую еще имеют проблемы, схожие с белорусскими, отмечают недопустимо длительный производственный цикл у наших предприятий. Так, по словам председателя совета директоров группы компаний "Текстиль Профи" Сергея Лукьянова, "заказанный товар поступает в компанию через 4-6 месяцев, потом еще два месяца перерабатывается на местных фабриках и затем поступает в продажу. То есть общий производственный цикл у отечественной компании составляет 6-8 месяцев. Таким образом, капитал оборачивается в лучшем случае дважды в год". Теперь, продолжает он, возьмем китайского производителя, например, из провинции Гуанчжоу, где есть целые города, представляющие собой сплошной джинсовый кластер. "Утром он идет в ближайшую лавку, покупает понравившийся ему кусок денима, шьет из него джинсы и вечером продает. И так каждый день. То есть капитал у него оборачивается 365 раз в год", — говорит Сергей Лукьянов.

Понятно, что с таким оборотом он может себе позволить устанавливать наценку меньше процента. Отечественному же производителю нужна наценка не ниже 20-30%, иначе он просто не покроет логистические расходы.

21.11.2006- вторник
Источник: Белорусские новости




 

Сайт обновлён 24.02.2015